Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, Евгений Андреевич Иванченко

Из знаменитой коллекции Владимира Пелепенко, которая 50 лет назад началась с маленького изумруда

Уникальная интереснейшая выставка Владимира Пелепенко собирается сейчас для показа полевчанам – это будет подарок известного коллекционера к Дню металлурга и юбилею Северского трубного (металлургического) завода. По приблизительным подсчётам, коллекция Пелепенко оценивается специалистами в 1 миллиард рублей. Как собиралась редчайшая коллекция, почему её составление называют жизненным подвигом Владимира Пелепенко? Что мастер привезёт в Полевской и чего боится больше всего?

Владимир Андреевич дал откровенное интервью главному редактору ТРК «11 канал» и газеты «Рабочая правда» Александру Федосову в Екатеринбурге.

Публикуем самые интересные моменты разговора.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-1

– Владимир Андреевич, наверняка коллекция создавалась непросто. За плечами долгая жизнь, огромное количество событий…

– Легко никогда не было. До 90-х годов камень не продавался и не покупался. Его можно было обменять или получить в подарок. Чтобы добыть хороший камень, надо было приехать на то место, где его добывают. Я всё объехал. В год по 70 тысяч километров накатывал. А дорог совсем не было, особенно в направлении Казахстана. Дождь прошёл – будто по мылу едешь. Нет дождя – пыль страшная, жара. А на шахте свои проблемы: чтобы камень отдали, я должен был понравиться. Выпрашивал, выманивал, где-то менял. Было, что еду с запаской автомобильной, а обратно без неё – отдал за образец.

– Были экстремальные ситуации?

– Еду как-то в район Джезказгана. Свернул с дороги, а дальше – одни направления. Я пробил картер. Масло вытекло, заклинило мотор. Стою. Нет никого – никто там не ездит. Повезло – через два часа кто-то увидел меня и дотащил до асфальта. Дальше на ходу заскакиваю в товарняк, еду в Караганду, ищу запчасть...И наркоманы в меня стреляли, помню. Много всего было.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-2

– Ваша коллекция необычная, это не только геология. Многие образцы претендуют на статус произведений искусства. По каким параметрам ищете камень?

– Надо умудриться найти образец, соответствующий моим параметрам. Камень должен быть красивым, хорошо бы ещё и редким. А лучше – единственным в мире. У меня таких образцов штук сто есть. Представьте – огромный гриб, коричневая шляпка, белая ножка. Обычный кальцит, а его стоимость минимум 3 миллиона долларов. Но я его ни за сколько не продам – он первый и последний. Своими руками добыл в Дальнегорске образец «Шапка Мономаха». На нём 8 минеральных видов, красивейший со всех сторон. Нет у меня образцов битых. А такие сложно найти – после взрывов-то, сами понимаете, или где-то каёлкой заденешь камень. Зайдите для примера в наш геологический музей. Хороший музей, но качество образцов другое.

– Разрешите, Владимир Андреевич, мальчишеский вопрос – другие не возникают, когда попадаешь в эту красоту, в этот праздник цвета. Сколько здесь всего, кажется! А на самом деле – сколько?

– Это небольшая часть моей коллекции, всё, что вошло в выставочный центр. Остальное – в хранилищах. Оно периодически достаётся, выставка обновляется. Я ведь начал собирать камни 50 лет назад, совершенно неожиданно, когда уже пришёл из армии, закончил радиофак, отслужил на Байконуре. Просто увидел эту красоту, загорелся. Ребята пригласили съездить на изумрудные копи, которые уже закрыли. И я там маленький изумрудик нашёл. В это же время мне подарили кусок отполированной яшмы. С этого всё и началось.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-3

– Что поражает особенно в минералах?

– В любом образце поражает совершенство. Это то, что делает природа. Сейчас китайцы делают всё что угодно. Молодцы они. А камни до сих пор никто не может повторить.

– Существует целое направление по выращиванию искусственных камней. Говорят, что уже скоро перестанут добывать, потому что смысла никакого в этом нет.

– Речь идёт о промышленности. Алмаз, изумруд выращиваются. Искусственных алмазов уже процентов тридцать. Конечно, с искусственными минералами проще. Что, например, такое пьезокварц? Роют громадный котлован, вытаскивают изумительные образцы – кристаллы кварца горного хрусталя. И я сам видел, как бабки молотком отбивают всё и потом режут на пластинки. Это шло в электронике на пьезоэлементы. Сейчас такого труда не нужно, выращивают искусственный кварц, например, в Южноуральске. Правда, китайцы уже купили это предприятие. А есть образцы у нас в музее – их же не вырастишь.

– Почему? Хочется узнать разницу.

– На одной матрице находится 5-6 минералов совершенно разных. Один кварц ещё можно вырастить, а всё это скомпоновать на одну друзу не получится. Причём, ещё энергетику определённую несёт природный камень. Я в это верю. И когда мне очень плохо, я дома к витрине подойду, посмотрю – легче становится.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-4

– Какие камни особенно помогают?

– Любые. Лечит красота, она спасёт мир, я в этом глубоко уверен. Деньги – это ничто. Не в них счастье. Надо что-то отдавать людям.

– Если кто-то сейчас надумает повторить Ваш подвиг – я по-другому и не назову – у него чисто теоретически это получится? Или есть направление, которое мы утратили?

– Те шахты, откуда у меня образцы, уже по 30–40 лет не работают. А чтобы собрать такую коллекцию сейчас, нужны громадные деньги.

– Благодарность видите?

– Я буду счастлив, когда выставлю людям напоказ всю свою коллекцию. Это будет уникальная вещь в мире. Я просил у государства помещение, минимум 3 тысячи квадратных метров. И эти помещения в городе есть. Но меня не слышат – люди заняты другим. А надо подумать, что останется детям. В краеведческом музее, например, около миллиона образцов. Но где они выставлены? Стыдно смотреть. Ни одного нормального помещения для музеев нет. Добавьте ещё ментальность нашего народа. Я посмотрел в Голландии музей пожарного дела – там сохранились старые трубы, деревянные насосы. А мы это всё сожгли. У нас на Урале громадные заводы, старинные молоты самодельные были. Всё переплавили. Зачем? Спасибо тем, кто старается сохранить историю, как у вас в Полевском. А возьмите наш камнерезный завод, созданный ещё царём, – выгнали рабочих и объявление повесили: «Офисы в аренду». Или это враги России очень осознанно делают? У нас на Урале скоро не будет мастеров камнерезных. Их ведь надо учить, а училище закрылось.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-5

– Что приобретёт общество, государство, если Ваша мечта о музее осуществится? Речь идёт ведь не только о собственном счастье.

– Думаю, если появится музей, талантливых людей станет больше. Когда были возможности, я создал два детских клуба. Мы вырастили прекрасных ребятишек, которые стали заниматься камнями. То, что я выставляю, – это большой потенциал для воспитания детей. Я уже своё пожил, мне 83 года. Я бы спокойно умер, если бы создал музей. У меня шестеро детей, 13 внуков. Боюсь одного – даже если никто сегодня не покушается на мою коллекцию, но потом её могут растащить – ведь захочется мерседесы, яхты. Если не сделаю музея, камня на камне не останется! Это государству нужно. Надо воспитывать по-новому новые поколения детей.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-6

– Вас кто-то поддерживает?

– Меня поддерживает только моя семья. Моя жена сейчас лучше меня знает, как правильно написать название минерала, делает каталог коллекции, фотографирует очень хорошо: 7 тыс. снимков образцов сделали, еще 10 тысяч надо.

– Есть в этих коллекциях вещи, которые носит жена?

– Есть. Однажды посмотрел – у меня штук 50 огранённых аметистов уральских. Он не выцветает в отличие от бразильского. Я сделал громадный комплект с аметистами в серебре. Есть комплекты из малахита, из лазурита.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-7

– Не могу не спросить о малахите. Славу родины русского малахита поддержать Полевскому не получится, как думаете?

– Первый малахит пошёл с Гумёшек, причём он был изумительный. Я считаю, это самый лучший малахит. У меня много друзей было среди горноспасателей, посылали ребят в шахты ваши заброшенные – малахит там есть. До 60 см пласты малахита. Но там всё сгнило. Шансов восстановить малахитовое производство нет. Бесполезно. Единственное место, где добывают сейчас малахит – Заир. Заирский чем хорош – может, не такой красивый, как в Гумёшках, но его режь и на хлеб намазывай.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-8

– Вы в Полевском частый гость. Часто открываете для нас свои хранилища. Чего стоят только впечатления от одной из последних выставок – малахитовой! Знаю, что управляющий директор Северского трубного завода Михаил Васильевич Зуев поддерживает сотрудничество с вами. В ближайшее время у вас есть планы приехать в Полевской? Всё-таки год для завода юбилейный.

– Мне предложили сделать выставку, как-то связанную с трубным производством, с литьём. Я собрал большую коллекцию китайского бронзового литья. Его выставлю. На Урале литьё началось с создания птицевидных идолов. Их и у вас находили на Азов-горе. Хочу показать и эти произведения, наше современное литьё привезу, бронзу из Африки – совершенно изумительное литьё: примитивное искусство, но оно живое.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-9

– А китайскую бронзу как начали собирать? Откуда она на Урале?

– Спасибо китайской культурной революции. Погрузили эшелоны и привезли к нам в Карабаш на переплавку. При мне вагон вывалили – а там вещи красивейшие! Ну, на то он и русский мужик – начали продавать. Я успел приобрести, штук 300 у меня шикарных образцов есть. В Полевском выставлю их – вам понравится.

– С нетерпением будем ждать Вашу коллекцию в Северской домне. И надеемся на появление музея. Всё-таки ход истории определяет личность. А пока, дорогие земляки, берите в охапку своих детей и приходите сюда, в Екатеринбург, на  Ленина, 8. Увидите необыкновенное зрелище, испытаете настоящее потрясение, потому что такого сконцентрированного количества красоты в Екатеринбурге, наверное, нет.

Полевчане увидят уникальное китайское бронзовое литьё, фото-10

СПРАВКА

Музей камня был создан в 2000 году на базе уникальной частной коллекции Владимира Пелепенко. В нём сейчас больше 10 тысяч образцов, кристаллических и полированных, из большинства месторождений России и многих стран мира. Коллекция имеет высокую научную и художественную ценность. Является лучшим собранием камней в Екатеринбурге, одним из лучших в России. Музей долгое время располагался в здании гостиницы «Большой Урал». Сегодня выставочные залы находятся по адресу: Екатеринбург, Ленина, 8.

РП
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
157 просмотров в марте
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать

Комментарии